?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Деян. 19:23-40 В то время произошел немалый мятеж против пути Господня, ибо некто серебряник, именем Димитрий, делавший серебряные храмы Артемиды и доставлявший художникам немалую прибыль, собрав их и других подобных ремесленников, сказал: друзья! вы знаете, что от этого ремесла зависит благосостояние наше; между тем вы видите и слышите, что не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги. А это нам угрожает тем, что не только ремесло наше придет в презрение, но и храм великой богини Артемиды ничего не будет значить, и испровергнется величие той, которую почитает вся Асия и вселенная. Выслушав это, они исполнились ярости и стали кричать, говоря: велика Артемида Ефесская! И весь город наполнился смятением. Схватив Македонян Гаия и Аристарха, спутников Павловых, они единодушно устремились на зрелище. Когда же Павел хотел войти в народ, ученики не допустили его. Также и некоторые из Асийских начальников, будучи друзьями его, послав к нему, просили не показываться на зрелище. Между тем одни кричали одно, а другие другое, ибо собрание было беспорядочное, и большая часть [собравшихся] не знали, зачем собрались. По предложению Иудеев, из народа вызван был Александр. Дав знак рукою, Александр хотел говорить к народу. Когда же узнали, что он Иудей, то закричали все в один голос, и около двух часов кричали: велика Артемида Ефесская! Блюститель же порядка, утишив народ, сказал: мужи Ефесские! какой человек не знает, что город Ефес есть служитель великой богини Артемиды и Диопета? Если же в этом нет спора, то надобно вам быть спокойными и не поступать опрометчиво. А вы привели этих мужей, которые ни храма Артемидина не обокрали, ни богини вашей не хулили. Если же Димитрий и другие с ним художники имеют жалобу на кого-нибудь, то есть судебные собрания и есть проконсулы: пусть жалуются друг на друга. А если вы ищете чего-нибудь другого, то это будет решено в законном собрании. Ибо мы находимся в опасности - за происшедшее ныне быть обвиненными в возмущении, так как нет никакой причины, которою мы могли бы оправдать такое сборище. Сказав это, он распустил собрание.

1) массовые беспорядки, бунты и мятежи всегда имеют своих подстрекателей и организаторов (ст. 23-24) Серебряных дел мастер Димитрий, выполняющий художественные работы в храме Артемиды Ефесской (одно из семи чудес света, где по легенде находилась упавшая с неба статуя богини Артемиды) собирает своих друзей и провоцирует толпу на захват спутников Павловых Гаия и Аристарха, а также массовое собрание. Толпа не собирается случайно, просто по собственному разумению. Всегда есть те, кто во главе, кто так или иначе направляет или манипулирует.

2) толпа часто не знает о скрытых мотивах организаторов (ст. 25-28). Основной мотив Димитрия и его друзей - потеря материальной выгоды, но толпе они преподносят исключительно идеологическую причину - мол, христиане выступают против поклонения Артемиде и храму. Очень часто манипуляторы толпы выводят ее на площади под определенные программы или лозунги, сами при этом преследуя свои, корыстные цели. Как сказал Томас Карлейль, "всякую революцию задумывают романтики, осуществляют фанатики, а пользуются ее плодами отпетые негодяи".

3) толпа жестока и беспощадна (ст. 29). Ожесточенные люди готовы растерзать и линчевать двух христианских служителей, так что ученики и Асийские начальники не советуют появляться на этом сборище Павлу. В толпе легко быть растоптанным, ее легко ожесточить, спровоцировать на самые жестокие преступления. Даже разумным и сведущим легко поддаться вроде бы благородному и справедливому гневу...

4) толпа бессмысленна и неразумна (ст. 32-34). Люди кричали что-то свое, не понимая зачем собрались (некоторые, по-видимому, просто за компанию, другие ожидали зрелища). Когда иудей Александр хотел что-то сказать, его даже не выслушали. Потому что "не свой". Два часа люди кричали "Велика Артемида Ефесская". Так и в современных методах манипулирования толпой - весь мир делится на черное и белое, своих и чужих, "наших" и врагов без полутонов и оттенков. Придумываются простые и примитивные лозунги - "долой!", "да здравствует!", "Революция!".

Христиане не должны быть частью толпы, следуя за большинством на зло (Исх. 23:2). Ведь именно толпа кричала "Распни Его!", "смерть Ему!", "отпусти нам Варраву!". Христос был предан на смерть толпой. Которая сначала сказала, что кровь на них и детях их, а потом уходила с Голгофы, бия себя в грудь. Вполне возможно, что уже в этой жизни многие причастники толпы разочаруются в своих действиях, которые часто приводят к весьма плачевным результатам - крови, розни, гражданским войнам, развалам государств.

Как утихомирить толпу?

- прежде всего, нужно не раздражать ее. Именно поэтому начальствующие, симпатизирующие Павлу, и ученики просили Апостола не выходить к беснующейся толпе.

- во-вторых, необходимо участие уважаемого авторитетного третейского судьи. В качестве него выступил блюститель порядка (в современном, понимании, мэр Ефеса), который начал увещевать толпу, не принадлежа при этом ни к одной из сторон конфликта.

- в-третьих, лучшая тактика - не контр-лозунги, а взывание к разуму. Городской голова использует по сути три аргумента, чтобы успокоить людей:

а) ваши действия бессмысленны (ст. 35-37). Люди, которых вы в чем-то обвиняете, не оскверняют храм Артемиды (Павел воевал оружием духовным - Евангелием, а не физически разрушал идолы) и не являются угрозой для общества. Они не совершили никакого преступления.

б) ваши действия незаконны (ст. 38-39). Если у Димитрия есть претензии - пусть обращаются в суд. Вопросы должны решаться мирно и законно, а не через бунты и мятежи.

в) ваши действия опасны (ст. 40). Римские власти могут обвинить нас в беспорядках против власти Кесаря, последствия этого могут быть очень тяжелые и далеко идущие.

Еще по теме

Featured Posts from This Journal

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
igor_rudi
Jul. 29th, 2015 12:34 am (UTC)
И еще из истории о политтехнологиях
"Главной особенностью политической жизни Новгорода был институт народного веча – общего собрания горожан, обладавшего высшими полномочиями. Вече призывало и прогоняло князей, объявляло войну и заключало мир, устанавливало законы – то есть выполняло функции некоего парламента, членство в котором принадлежало всему свободному мужскому населению.
Эта форма решения важных вопросов сохранилась с родо-племенных времен и когда-то, по-видимому, существовала во всех древнерусских общинах, но постепенно была вытеснена княжеской властью и в полной мере осталась только на Новгородчине.
Город был разделен рекой Волхов на две части: Софийскую, названную в честь собора Святой Софии, и Торговую, где находился главный рынок. Там, на Торговой стороне, вокруг помоста и башни с вечевым колоколом, обычно и созывалось собрание.
Какого-либо регламента и вообще установленного механизма, кажется, не существовало. Понятия кворума тоже не было. Сколько людей собралось – столько собралось. Обычно вече созывалось по воле органов городского управления, но бывало и по-другому: группа решительно настроенных горожан начинала бить в колокол, требуя решения по какому-нибудь экстренному поводу.
Голосование велось на глаз, вернее на ухо: за какое предложение громче кричали, то и считалось принятым. При этом меньшинство не имело права остаться при своем мнении – требовалось, чтобы приговор был единогласным. Возражающих принуждали к согласию побоями. Если мнения разделялись примерно поровну (такое случалось нередко), собрание могло разойтись на два веча – одно шумело на Софийской стороне, второе на Торговой. Распалив себя, оппоненты сходились в драке на Великом мосту, соединявшем городские части. Однажды власти были вынуждены даже разломать этот мост, чтобы предотвратить кровавое побоище.
Некоторые историки и беллетристы, романтически воспевая новгородские вольности, описывают вечевую систему как утраченный рай исконно русского народовластия, впоследствии задушенного Москвой. Но если это и была демократия, то весьма примитивного – можно даже сказать, дикого типа. От воли «черных людей», составлявших основную часть населения, на самом деле мало что зависело; да и не было у простолюдинов возможностей ни сформулировать свои требования, ни провести их в жизнь.
Вечевая форма управления была главной причиной внутренней нестабильности в феодальной республике. Со временем в Новгороде сформировалась целая индустрия манипулирования массовым сознанием, появились свои «политтехнологи». Возникли и специфические профессии, не встречавшиеся в других областях Руси.
У всякого влиятельного человека – боярина или богатого купца – имелись свои крикуны. Это были зычноголосые, хорошо организованные клакеры, способные переорать соперников на вече. При необходимости крикунов можно было и нанять. В случае чего эта группа поддерживала нужное решение не только луженой глоткой, но и крепкими кулаками.
Водились в Новгороде и так называемые ябедники– люди чрезвычайно опасные. Сговорившись между собой, ябедники начинали на вече возбуждать толпу против какой-нибудь заранее намеченной жертвы, обычно из числа городских богатеев. Часто возводили напраслину, благо возбужденная толпа не спрашивает доказательств. Заканчивалось тем, что двор обвиненного в злодействах человека громили, а имущество растаскивали. Потом за проявление «народной воли», выраженной на вече, карать было некого.
Но главной угрозой общественному спокойствию были коромольники. В отличие от ябедников, они затевали смуту не для того, чтобы нажиться на погроме, а чтобы прибрать к рукам власть в городе. Это были заговорщики, которые готовили и проводили вече таким образом, чтобы народ прогнал прежнюю администрацию и избрал новую. Новгородская история изобилует «конституционными переворотами» подобного сорта.
Другой особенностью политической жизни республики были голки: междоусобные столкновения между партиями. Дрались обычно без оружия, голыми руками и палками, так что убитых бывало немного, однако случались и большие кровопролития. Одной из обязанностей архиепископа и вообще духовенства было разнимать дерущихся, для чего иногда приходилось устраивать целые примирительные шествия с хоругвями и иконами."
Б. Акунин История Российского государства (том 1)


Edited at 2015-07-29 12:35 am (UTC)
ulya_borodulina
Jul. 30th, 2015 07:25 am (UTC)
Re: И еще из истории о политтехнологиях
Спасибо, интересно. Правда, авторство Акунина наводит на определенные сомнения насчет точности фактов...)
fobor
Jul. 30th, 2015 03:58 pm (UTC)
Re: И еще из истории о политтехнологиях
Полагаете, Акунин недобросовестно подошел к источникам в своих исторических очерках? Странно, даже в "Фандориане", которая позиционировалась, как чистая беллетристика, дядю Гиляя он пересказывал весьма близко к оригинальному тексту.
toshaleb
Aug. 22nd, 2015 08:49 am (UTC)
Re: И еще из истории о политтехнологиях
Спасибо за цитату.
Есть известная фраза про то, что демократия плохая форма правления среди еще худших. :)
Просто демократия - это не смотреть в рот Западу, как думают некоторые, а выражение воли народа через соответствующие институты.
( 4 comments — Leave a comment )