toshaleb (toshaleb) wrote,
toshaleb
toshaleb

Categories:
  • Music:

Кое-что из диссертации - ч. 2. смысловые и буквальные переводы Библии на английский язык.

 Сегодня существует несколько десятков переводов Библии на английский язык, не считая исправленных и дополненных изданий. Английская Библия имеет 500-летнюю историю. Начавшаяся с Библии У. Тиндэйла, напечатанной в 1526 г., и закончившаяся в 2002 г. изданием Английской Стандартной версии (The English Standart Version ESV), работа внесла огромный вклад во многие научные области, такие как теория и практика переводоведения, богословие и история. Особо следует отметить, что перевод Библии обогатил англоязычную культуру, вдохновив десятки литераторов на создание художественных и научных трудов. Но для рядового читателя многообразие библейских переводов является проблемой: выбор изданий Священного Писания огромен, большое количество деноминаций и множество конфессий не позволяют говорить о применении единого стандартного общепринятого перевода. Скорее, выбор того или иного перевода обусловливается его прагматической функцией, то есть конкретной ситуацией использования. Позиция известного американского лингвиста и библейского переводчика Ю. Найда, например, состоит в том, что «должно быть несколько переводов Библии, на каждый язык для богослужебных, научных или просветительских целей» .

На основе исследования материалов таких крупных издательств религиозной литературы, как Collins и Zondervan, можно выделить два основных подхода к переводу Библии на английский язык.


Буквальный перевод (Word-for-word) стремится к максимальной дословности. По возможности переводчики передают каждое слово, взятое из древнееврейского или греческого текста. Сюда можно отнести следующие издания:

Библия короля Иакова (The King James Version KJV) – достаточно сложный для современного читателя перевод, принятый однако за единственно правильный в некоторых деноминациях. Например, слово comfort обозначает strengthen; suffer – let; let – prevent, а prevent имеет значение precede. Архаизированы также личные местоимения (ye, thou, thee). Слова Иисуса Христа выделены красным шрифтом (Red Letter Bible).

Английская Стандартная Версия (The English Standard Version ESV) – при переводе использованы современные технологии и надежные источники, однако текст несколько архаизирован, например: «Rejoice not, О Israel»

Новая Американская Стандартная Версия (The New American Standard Bible – NASB) – издание, не предназначенное для чтения вслух, так как перевод в целом тяготеет к буквализму (однако очень точен и идеален для научных изысканий).

Другой подход к библейскому переводу можно охарактеризовать как семантический (Thought-for-thought). Сюда относятся следующие переводы:

Благая Весть (The Good News Translation – GNT) – издание, предназначенное для нерелигиозных людей. Не содержит многих привычных для верующих церковных терминов, однако эта версия достаточно проста для чтения.

Живая Библия (The Living Bible) – работа К. Тэйлора с целью упростить понимание библейского текста для группового изучения. Содержит вставленные в текст комментарии, что снижает ценность перевода и ставит под сомнение беспристрастность автора.

Новая Международная Версия (The New International Version – NIV) создана под руководством Нью-Йоркского Библейского Общества (The New York Bible Society International), объединившего усилия ученых различных церквей. Перевод прост для восприятия, содержит новейшие методики и основан на наиболее надежных манускриптах-источниках. Слово «международная» в названии говорит о том, что авторы добились легкого чтения и понимания текста читателям из всех англоязычных стран.

Новоиерусалимская Библия (The New Jerusalem Bible) – работа, выполненная под руководством католической церкви. Достаточно трудное для массового читателя издание, ориентированное, прежде всего, на обучение в католических семинариях.

Еще одним, по преимуществу католическим, переводом является Новая Американская Библия (The New American Bible), содержащая большое количество дополнительной информации о позиции католической церкви по многим аспектам библейского толкования (герменевтики), социальным и бытовым вопросам.

В связи с разнородностью англоязычного христианского пространства и весьма неоднозначной оценкой современных переводов представителями различных конфессий сегодня все большее и большее внимание уделяется соотношению многочисленных подходов к эквивалентности и библейской герменевтике, перевода и толкования. Особый интерес в связи с этим представляет концепция динамической эквивалентности (ДЭ). Ю. А. Найда, которого по праву можно назвать «отцом-основателем» данной теории (хотя в последнее время сам ученый предпочитает называть свой принцип перевода «функциональной эквивалентностью»), считает ДЭ теорией, стоящей отдельно от герменевтики.

В последнее время теория ДЭ стала популярной, что побуждает нас более пристально взглянуть на соотношение ее с методами толкования Библии. Следует рассмотреть данную теорию с трех сторон: лингвистической, нравственно-этической и практической. Тем более, и русские переводы Нового Завета «Слово жизни» и «Благая Весть» во многом построены на принципах динамической эквивалентности. Разработка теоретических основ ДЭ как метода перевода и научной дисциплины началась с середины XX в., тем не менее, влияние этой теории в связи с переводами Библии на английский язык начинает возрастать после 60-х гг. прошлого столетия.

Метод ДЭ предполагает адекватную передачу речевых функций того или иного высказывания, среди которых де Ваард и Найда выделяют: экспрессивную или выразительную (выражение чувств говорящего); когнитивную или мыслительную (размышления вслух); межличностную (установление статуса участников речевого акта и отношений между ними); контактную или фатическую (установление контакта со слушателем); информативную (передача информации); императивную (попытка изменить поведение слушателя); перформативную (изменение состояния или статуса объекта, например, фраза «Объявляю вас мужем и женой»); мотивную (в отличие от экспрессивной, вызывает определенную эмоциональную реакцию у слушателя); эстетическую (концентрация внимания на самом высказывании, прежде всего на его форме).

Придерживаясь традиционных определений герменевтики и экзегетики, следует признать, что теория ДЭ представляет собой герменевтическую систему. Соглашаемся, что любой перевод фактически в той или иной мере является толкованием текста оригинала, то есть не прибегнуть к герменевтическим принципам просто невозможно. Однако разграничение толкования и перевода просто необходимо, так как любой, даже не отвечающий коммуникативным целям, перевод сможет по праву считаться таковым, если доля толкования в нем неоправданно завышена.

Традиционная методика перевода с использованием формальных эквивалентов сводит к минимуму толкование переводчика, сохраняя, по возможности, формальные структуры языка оригинала. Методика ДЭ в большей степени содержит толкование, чем при переводе формальными эквивалентами, и следовательно, может претендовать на звание герменевтической системы. Главным постулатом этой теории является принцип нивелировки двусмысленностей. С точки зрения А. Ф. Тайтлера, «имитировать неясность или двусмысленность оригинала – переводческая ошибка, и еще большая ошибка - давать несколько значений». Найда отстаивает теорию динамической эквивалентности, высказывая неудовлетворенность традиционной экзегетикой. В связи с этим де Ваард и Найда называют первостепенной экзегетической задачей переводчика «определение, что текст означал для первоначальной аудитории. Было бы нечестным как перед автором, так и перед читателями сохранять двусмысленность фраз, которые могут быть истолкованы по-разному».

Безусловно, в решении вопроса о принятии или отказе от того или иного переводческого подхода к Священному Писанию ключевую роль играет мировоззренческий аспект. Так, Найда указывает на существование двух типов герменевтических систем, основанных на Писании или на культурном контексте. Первая позиция исследователей в толковании Библии отталкивается от обстановки, языка и культуры времен прошлого. Вторая категория ученых и богословов опирается на современность, то есть толкование в значительной степени зависит от текущих событий и культуры. Хорошим подтверждением последней позиции можно назвать точку зрения А. Тизельтона, который утверждает, что исходным пунктом при толковании текста является сам толкователь, анализирующий текст с учетом своего мироощущения, животрепещущих вопросов, которые он толкует в свете Божьей воли. 

Неоднозначно оценивают концепцию ДЭ и отечественные библеисты. Так, А. С. Десницкий в своей статье «Форма – значение – истолкование: размышление о библейском переводе» приводит цитату М. Л. Гаспарова, утверждающего, что «нужно иметь очень много самоуверенности, чтобы воображать, будто мы можем представить себе ощущения современников подлинника, и еще больше – чтобы вообразить, будто мы можем вызвать их у своих читателей. Современники Эсхила воспринимали его стихи только со сцены, с песней и пляской, – этого мы не передадим никаким переводом». Десницкий также не соглашается с ориентацией теории ДЭ на реципиента перевода, полагая, что задачей переводчика является максимально возможная передача всех оттенков смысла, а «ответственность за правильное понимание текста и его верное применение на нем не лежит». Исследователь приводит несколько интересных примеров культурной трансформации при переводе Нового Завета: в частности, пишет он, народам Океании чужд образ ягненка как Пасхальной жертвы, поэтому при переводе он передается как «поросенок», «свинья», что было бы оскорбительным для ближневосточного читателя. Утверждение апостола Павла, что во Христе нет «ни эллина, ни иудея… ни варвара, ни скифа» (Кол. 3:11) было вполне органичным для первого века в контексте единства разных народов в христианской Церкви. Однако при переводе Библии на алтайский язык это высказывание вызвало ряд затруднений. Например, скифов алтайцы считают жителями своего края; а иудеев, варваров и эллинов – далекими народами, не связанными с ними культурно-историческими корнями. Как отмечает Десницкий, «функционально-эквивалентным был бы совершенно другой ряд: «нет ни алтайца, ни русского, ни китайцев с американцами» – но такой вольный пересказ вряд ли получит широкую поддержку».

На основе вышесказанного можно сделать вывод, что использование метода ДЭ вполне адекватно в узких конфессиональных и культурных рамках, но совершенно неприемлемо при создании единого национального общехристианского перевода. Для этого просто необходимо оставить видимые неясности и двусмысленности оригинального текста, позволяя ему говорить самому за себя.

Итак, метод динамической эквивалентности тесно связан с герменевтикой и исходными богословскими позициями того или иного автора. Данная концепция выходит за рамки сугубо переводческой сферы, доказательством чего может служить использование таких терминов как «ассоциативный» и «референциальный» смысл, а также «культурная трансляция. Р. Грейвс отмечает, что «любой перевод есть, по сути, ложь, потому что не существует двух языков с абсолютно эквивалентными экспрессивными средствами». Тем не менее, часто эту проблему можно устранить путем применения близких эквивалентов, не прибегая лишний раз к толкованию и описательному переводу.

Перевод текстов Священного Писания становится объектом изучения многих научных дисциплин и сталкивается с большим количеством текстологических, культурологических и богословских проблем. В последнее время в нашей стране все чаще обсуждаются вопросы нового перевода Священного Писания на русский язык, а следовательно и использования либо формально-эквивалентных методов, либо ДЭ подхода. Выбор в пользу той или иной переводческой парадигмы неоднозначен и, безусловно, не сможет осуществить свою прагматическую функцию во всех областях применения – религиозной, бытовой и научной.
Tags: диссертация, работа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments