January 12th, 2011

крестный отец Кавказа

Кое-что из диссертации - ч. 3. Лингвокультурологический анализ на примере одной заповеди блаженства

 Образ Иисуса как проповедника вошел в европейскую и русскую литературу и публицистику в виде сеятеля, где сеяние - образ проповеди Божьего слова, которое, падая на сердце человека, приносит плоды или может остается бесплодным. Ярко раскрывая сложную и до конца непостижимую духовную сущность Божьего Царства, Сын Человеческий, по мысли А. Меня, доносит его «на простом и доступном языке». Проповедям и поучениям Христа, таким образом, свойственны образность, имплицитность, глубина смысла и проницательная мудрость.

Сравнивая десять заповедей «Ветхого Завета» с новозаветной Нагорной проповедью по жанрово-коммуникативному аспекту, можно увидеть, что, если ветхозаветные заповеди представляют собой цитаты, фрагменты из Откровения, дарованного Богом, то проповедь Иисуса Христа является одновременно и Откровением Бога, и проповедью Учителя. Если, говорит Н. Б. Мечковская, «по смысловой важности «Нагорная проповедь» – это Откровение, главные заповеди Бога, то по жанру, по характеру коммуникации (которую воссоздает этот текст), по активности говорящего в стремлении убедить слушателей – это проповедь». Мы придерживаемся точки зрения, что Нагорная проповедь отражает основные черты раннехристианского проповедничества (вселенский и эсхатологический масштаб, органичность, простота, искренность; подчеркнуто некнижный характер, естественная выразительность, коммуникативно-риторическая сила). Подчеркнем, что проповедь стала выполнять еще одну коммуникативную задачу - толкование сложных для понимания частей священного ветхозаветного текста в свете учения Нового Завета.

На наш взгляд, интерес представляет сопоставительный анализ переводов Библии на разные языки с точки зрения различных семантических и грамматических аспектов. Для рассмотрения возьмем девять Заповедей блаженств, переведенных в соответствии с принципами динамической эквивалентности («Радостная Весть» в издании Российского Библейского Общества, Contemporary English Version) и формальной эквивалентности (Русский Синодальный перевод, New American Standard Bible). Кроме того, важно отметить степень соответствия этих переводов оригинальному греческому тексту.

Начнем анализ с первой заповеди:Collapse )