August 19th, 2016

препод

Преображение Господне

Оригинал взят у toshaleb в Преображение Господне

События, произошедшие на горе Преображения, оставили неизгладимый след в культуре и искусстве разных народов. Образ этот прочно вошел и в европейскую живопись: Джованни Беллини и Рафаэль Санти, Андрей Рублев и Александр Иванов, Николай Кошелев и Федор Иордан - все они пытались максимально величественно передать Божественный свет, который осиял лик Христа, и трепет Апостолов, узревших это чудо.

Преображение – это явление Божественного в повседневность. Христос уже до этого запрещал ветрам и морю, усмирял бурю (Мф. 8:23-27), так что свидетели восклицали: «кто это, что и ветры и море повинуются Ему?». Уже явлены были многие чудеса Спасителя, которые могли быть признаком только Мессианского века. И все же ученики, судя по всему, не разумели до конца, с Кем они ходят и Кто присутствует среди них. Сам Господь был с ними на земле, но именно в Преображении Апостолы увидели сияние лика Христа, святость Его белых одежд, красоту небесного прославленного тела. Это явление произошло, по словам Иоанна Златоуста, «дабы показать нам будущее преображение естества нашего и будущее Свое пришествие на облаках во славе с ангелами». Можно сказать, Спаситель своим Преображением приоткрыл ученикам завесу тайн Небесного Царства, о которых Он пророчески говорил за шесть дней до этого: «истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк. 9:1)».

Преображение - это подтверждение Авторитета Христа. С Преображенным Иисусом беседует Моисей – даятель Божественного Закона на горе Синай, вождь народа Израильского и инициатор исхода из Египта, кротчайший из живущих, захоронение которого до сих пор не найдено. По другую руку от Христа – пророк и чудотворец Илия, восхищенный живым на небо. Закон и пророки, смерть и жизнь, центральные фигуры Ветхого Завета беседуют с Ним «об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Лк. 9:31). Потому что Христос – суть Господь, Законодатель и Избавитель, Пророк и Спаситель. При этом Он еще и Сын, в совершенстве творящий волю Отца – облако осеняет присутствующих, и глас раздается с неба – «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение; Его слушайте (Мф. 17:5)».

Преображение – это напоминание о человеческой греховности. Пораженный и испуганный Петр говорит: «Равви! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии» (Мк. 9:5)». Казалось бы, вот оно – желание более близкого общения с Богом, постоянного Его присутствия. Но и здесь отпечаток несовершенства. Ведь стремление остаться на горе идет вразрез с волей Христа – через полгода тяжко пострадать и взойти на Крест Голгофский, именно об этом идет беседа Спасителя с Моисеем и Илией. Недаром сразу после этого Отец с небес повелевает слушать Христа, а не руководствоваться сиюминутными интересами, озвученными Петром.

И все это духовное богатство только для троих – наиболее близких ко Христу Петра, Иакова и Иоанна? Да, потому что при двух-трех свидетелях подтверждалась тогда истинность произошедшего. Тем более, спустя несколько месяцев произойдет рождение Церкви, а значит Апостолам необходимо иметь перед глазами явление Божьей славы, чтобы утверждать души. Почему же так строго Христос запретил говорить об увиденном ими, «доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (Мк. 9:9)? Потому что многие (включая учеников) желали немедленного установления Царства Мессии и земных благ. Но в замысле Божьем народ сначала должен был принять Христа как страдающего Искупителя, а лишь затем ожидать земного Царства. Слишком многие ожидали чудес и знамений, но лишь меньшинство жаждет внутренних, духовных перемен.

Очевидно, что христианам и сегодня необходимо испытать чудо Преображения. Все мы хотим Божественного явления в нашу серую повседневность. Все мы говорим об Авторитете Христа во всех вопросах веры, практики и жизни. Все мы жаждем постоянного ощущения присутствия Божьего. Но возможно все это только когда через смирение и веру преобразятся наши сердца.

С праздником!

Специально для сайта миссии "Возвращение к Богу"
уже не я живу, но живет во мне Христос

Сепаратизм и самоизоляция

Тема церковного размежевания (равно как и христианского единства) сложна, насущна и болезненна как для отдельных верующих, так и для целых общин. В нашей стране есть тенденция к умножению христианских Союзов, Объединений и Миссий, но очень сложно идет процесс интеграции или хотя бы сотрудничества. Печально, но в некоторых случаях отношения с инославными церквями города даже лучше и продуктивнее, чем с родственными общинами, собирающимися на соседней улице.

Конечно же, первопричиной подобной ситуации является история и сама природа протестантизма – размежевание, поляризация (главное, не так, как у католиков), отделение, неприятие обязательной для всех церковной структуры. И тут протестантов не нужно судить – во-первых, Католическая Церковь сама признала многие свои действия неверными и отменила анафемы на протестантов (по крайней мере, формально и декларативно). Во-вторых, протестантизм и евангельское христианство доказало свою жизнеспособность через влияние на уклад жизни разных стран и множество обращенных к Богу. Вспоминаются слова учителя Апостола Павла Гамалиила – «если это предприятие и это дело - от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками» (Деян. 5:38-39).

Тем не менее, дух сепаратизма витает над евангельскими церквями. И дело здесь, разумеется, не только в истории. Причины вполне банальны:

Во-первых, это неумение строить отношения. Само слово «строить» указывает на осторожность (неверный расчет или действие при строительстве может привести к обрушению всего здания!), постепенность, терпение, труд. Однако, в общении с инакомыслящими мы часто ведем себя как слон в посудной лавке – с категоричностью, невежеством, отсутствием снисхождения, понимания, такта. Слова «дипломатия» и «толерантность» чаще всего воспринимаются как ругательные, связанные с политикой или грехом. Немудрено, что большинство разделений происходит вовсе не на богословской почве, а из-за элементарного неумения слушать друг друга, что постепенно и приводит к печальному итогу.

Вторая причина – неумение прощать. Есть немало случаев, когда «отпущенные с миром» и «отпускающие» напоказ улыбаются, обнимаются и расходятся, а затем прерывают всякое общение, продолжая в сердце осуждать или даже выплескивать свои чувства в соцсети. Багаж непрощенных обид и несостоявшихся разговоров по душам тянется долгие годы, разрушая веру и церкви.

Наконец, в-третьих – неумение видеть главное. И здесь в полный рост встает неверное понимание единства – как абсолютного согласия по всем вопросам. Ни члены общин, ни их руководство часто не способны видеть единство в разнообразии, иметь терпение, не ждать быстрых перемен. Церковь «варится в собственном соку» и не направлена на Божий труд в мире – именно из-за отсутствия общей цели постепенно отпадает надобность и в совместном пребывании.

Последствия разделений часто весьма печальны – это и самоизоляция, и сектантство со странными учениями и собственной исключительностью, и постепенное угасание духовной жизни. Застаревшие проблемы переносятся на иное место и дают похожие всходы – дальнейшие разделения не заставят себя долго ждать. Количество общин увеличивается, но не растет число верующих.

Не поймите меня неправильно, я вовсе не призываю всем христианам объединиться в некую квази-единую религиозную организацию или отбросить богословские убеждения. Очень хорошо, когда Бог отделяет кого-то от церкви на служение, как Он это в свое время сделал с Савлом и Варнавой (что, впрочем, произошло с одобрения собрания – Деян. 13:2-3). Просто прошу задуматься – не прикрываю ли я «волей Божьей» свое неумение строить отношения, прощать и видеть главное? Не вижу ли я в отделении выход, в то время как должен искать проблему в себе самом?

Специально для сайта миссии "Возвращение к Богу"