?

Log in

No account? Create an account

May 8th, 2018


Скажу со всяким благоговением то, что должен сказать: боюсь, немало христиан осудили бы Иисуса как законника, если бы Он проповедовал сегодня на земле. И если бы Павел писал свои послания в сегодняшнем контексте, многие бы не хотели прочитать их последнюю часть, где он бы обличил современных христиан во множестве грехов. Но позвольте напомнить, что Господь Иисус все же сказал Свою Нагорную Проповедь, а послание к Ефесянам содержит шесть глав, а не четыре. Мне жаль, что приходится говорить в таком тоне, но уверен, что есть веские на то основания.

Великий муж Божий Джон Оуэн, декан колледжа Церкви Христовой в Оксфорде, более двухсот лет назад писал, что вера многих его современников состояла лишь в плаче о собственных несовершенствах, и что они ничего не могут с ними поделать. Боюсь, что двести лет спустя то же самое можно сказать и о христианах дня сегодняшнего. Знаю, что в Писании люди стенали о своих грехах и не возражаю, если этот плач исходит от тех, которые ходят по следам Апостола Павла, борются, подобно ему, с грехом, дьяволом и миром. Но подозреваю, что такие жалобы часто скрывают духовную лень и праздность. Если мы говорим вместе с Павлом «бедный я человек», то должны быть готовы сказать и «стремлюсь к почести высшего звания» (Рим. 7:24, Фил. 3:14). Не будем цитировать одно, пренебрегая другим.

Не ставлю себя выше других людей, и если кто-то спросит «Кто ты такой, чтобы такое писать?», отвечу: «я жалкое создание». Но не могу читать Библию без желания видеть более духовных верующих, более святых, сосредоточенных на небе, более ревностных в нашем девятнадцатом веке. Хочу видеть в христианах дух странничества в этом мире, более решительное отделение от греха, более близкое общение с Богом – поэтому я и пишу труд сей.

Не нуждаемся ли мы сегодня в более высоких стандартах святости? Где терпение ваше? Где ревность? Где любовь? Дела? Куда подевалась видимая сила веры, которая была когда-то? Где безошибочное разграничение, которое было между святыми прошлого и неверующими мира. Серебро наше наполнено примесями, вино смешалась с водой, соль имеет мало силы. Мы находимся как бы в полусне, нам нужно окончательно проснуться. Откроем широко глаза, «свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще…(Евр. 12:1)», «очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием. (2 Кор. 7:1)». «Разве Христос умер, - пишет Оуэн, - чтобы грех жил? Он был распят в мире сем, должны ли мы прилепляться к этому миру? О, где же в нас дух Того, кто был распят и умер, чтобы мы были избавлены от греха этого мира?».


Джон Райл, Святость