toshaleb (toshaleb) wrote,
toshaleb
toshaleb

  • Mood:
  • Music:

Мнение

 Все-таки право Писание, когда говорит, что лучшая (возможен вариант перевода как "большая") пора жизни - это труд и болезнь (Пс. 89:10)! Когда лежишь дома, никуда не выходишь, есть больше времени на молитву, изучение Библии и различных материалов, общение... 

Вчера осилил-таки кальвинистко-арминианский видеодиспут. Плюс прослушал любезно предоставленные Генрихом аудиоматериалы с братского общения в церкви "Слово благодати" (кому интересно, могу ссылки кинуть в личку). Не буду делиться всеми мыслями, оценками и наблюдениями, просто хочу сформулировать несколько принципов и выводов, которые я взял для себя.

Во-первых, мне кажется ненужным чрезмерное использование сложных богословских терминов в церковном контексте. Интересно наблюдать, когда некоторые верующие в проповедях и личных беседах начинают рассуждать и ожесточенно спорить о таких сложных и неоднозначных богословских понятиях как "кальвинизм", "арминианство", "пелагианство", "фундаментализм", "либерализм" и проч. При этом подавляющее большинство не читало ни сколько-нибудь серьезных исследований по вопросу, ни первоисточников, а ограничивается какими-то непонятными статьями, где позиция оппонента представляется как "проповедь другого Христа", "ересь", "отступничество" и так далее.

Во-вторых, богословские системы имеют свои ограничения. В частности, те же пять пунктов кальвинизма (часто передаваемые аббревиатурой TULIP) и Ремонстрации, требуют пространного  объяснения и множества оговорок. Тем более, каждую из этих схем надо рассматривать в контексте времени, вопросов стоявших тогда перед Церковью. Но опять же, находятся братья, которые берутся судить о богословских взглядах (а часто и духовности!) того или иного служителя по приверженности его к артикулам Дортского синода XVII в.! Тут я соглашусь с позицией Алексея Коломийцева, который считает важным обсуждение различных позиций именно с библейской точкой зрения.

В-третьих, представляется важным договориться об определении понятий и точности формулировок. Например, что мы имеем ввиду, когда говорим о свободной воле? Об осознанном принятии решений и 100% ответственности - да и аминь! Если же о свободе выбора в следовании за Христом - здесь все несколько сложнее. Воля человека (наряду с разумом и чувствами) порабощена его греховной природой (Рим. 3:10-19), и неспособна сама выбрать что-то доброе (Рим. 7:18). Как же человек тогда спасается, если он мертв по преступлениям и грехам? Написано, что никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым (1 Кор. 12:3). Это один из примеров, когда простые вроде бы вещи требуют уточнений и дополнительных разъяснений.

В-четвертых, я все больше убеждаюсь, что разум Божий неисследим (Ис. 40:28) и нам в полноте неведомы Его пути (Втор. 29:29). При всем своем совершенстве Писание, открывающее нам все достаточное для спасения, жизни и благочестия (2 Пет. 1:3) не может вместить всей Божьей мудрости, даже не все чудеса Христа описаны в Евангелиях (Ин. 21:25). Что уж говорить про многочисленные парадоксы Библии - Богочеловечность, соотношение Божественных атрибутов, абсолютное всевластие Бога и ответственность человека. Часто нам не хватает смирения просто остановиться в наших размышлениях и воскликнуть вместе с апостолом Павлом: О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! Ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему? (Рим. 11:33-34). Склонность все систематизировать и упрощать в данном случае может сыграть с нами злую шутку.

В-пятых, мудрые созидают - безумные разрушают. Это касается и разделений, и наших оценок, и дискуссий. Отстаивая свою точку зрения, мы часто забываем о важном библейском принципе, описанном в первой главе послания Иакова. Прежде всего, автор послания дает наставление, что всякий должен быть скор на слышание - иметь желание прислушиваться (совсем не обязательно соглашаясь) к другой позиции, понимать иные точки зрения. Затем, зрелые христиане медлены на слова, они смиренно и молитвенно подходят к общению, точны в оценках и высказываниях. Наконец, гнев наш и эмоциональные суждения, не ведущие к созиданию душ, не творят правды Божьей. Писание, таким образом, призывает нас к осторожности и мудрости в вопросах, по которым присутствуют несогласия.

И напоследок. К сожалению, многие видят проблемы нашего братства в таком ключе (картинка кликабельна):



Но как мне кажется, подобная постановка вопроса уводит нас от реальной картины. Настоящий водораздел проходит не по линии "кальвинизм/арминианство". Вижу, что в размышлениях о баптисткой идентичности акцент все больше делается на традицию, внебиблейские историко-культурные предпосылки для толкования. При этом преуменьшается транскультурность и вневременной характер Божьего Откровения. Некоторыми (в том числе и выпускниками семинарий!) Библия объявляется чуть ли не заложником (!) многочисленных интерпретаций и толкований читателей. Честно говоря, это вызывает гораздо больше беспокойства, чем пресловутое "безусловное избрание". Такими темпами мы постепенно придем к самому худшему варианту либерализма. 

Баптисты - это не Песнь Возрождения и покрывала на голову. Баптисты - это не три проповеди или устоявшийся за десятилетия ход богослужения. Баптисты - это не "мнение братства". Баптисты - это прежде всего приверженность Писанию, твердое упование на абсолютный авторитет и непогрешимость Слова. Об этом говорит и первый принцип ЕХБ: Священное Писание единственное правило и руководство во всех вопросах веры и жизни. В этом наша сила и наша идентичность. 
Tags: богословие, дискуссии, проповедь, служение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments