?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

  


За четыре года до своей смерти он [Августин] передал обязанности управления церковью в Гиппоне своему помощнику Ираклию. На церемонии передачи полномочий Ираклий встал за кафедру на проповедь, а старик-епископ сидел на своем епископском возвышении за спиной у него. Исполненный чувства неловкости от понимания своей несостоятельностив присутствии Августина, Ираклий сказал: "Сверчок трещит, лебедь молчит".

Если бы Ираклий только смог заглянуть на шестнадцать веков вперед и посмотреть на то огромное влияние, которое имеет сейчас Августин, он бы понял, почему я озаглавил это свое выступление "Лебедь не молчит". Он не молчал тогда; не молчит он и сегодня.Он не молчал все эти 1600 лет.
<...>
Генри Чедвик, пытаясь осмыслить масштабы влияния Августина, говорит о нем так: "Ансельм, Фома Аквинский, Петрарка (никогда не расстававшийся с карманным экземпляром "Исповеди"), Лютер, Беллармин, Паскаль и Кьеркегор, - все они стоят в тени его ветвистого дуба. Его сочинения были среди любимых книг Витгенштейна. Он был bete noire ("ночным кошмаром" = самой сильной антипатией) Ницше. Его психологический анализ предвосхитил теорию Фрейда: он первым открыл существование подсознательного".

И такому необыкновенному влиянию есть свои причины. Агостино Трапе дает превосходную характеристику талантов Августина, делающих его уникальным явлением в истории церкви: "Августин был... философом, богословом, мистиком и поэтом в одном лице... Его высокие таланты прекрасно дополняли друг друга, что делало его удивительно очаровательным человеком, обаянию которого трудно было противостоять. Он -философ, но не холодный мыслитель; он - богослов, но также еще и мастер духовной жизни; он - мистик, но также еще и пастор; он - поэт, но также еще и полемист. Таким образом, каждый читатель находит в нем для себя что-то привлекательное, и даже вызывающее восхищение: глубина метафизической интуиции, огромное богатство теологических доказательств, синтез мысли и чувства, психологическую глубину, проявлявшуюся в масштабах духовных подъемов, а также богатство воображения, душевную чувствительность и мистическое рвение".
<...>
Если вы не знаете, с чего начать ваше личное знакомство с ним, то, я думаю, почти каждый скажет вам: начните с «Исповеди», истории его жизни с самого начала вплоть до его обращения и смерти матери. Другие четыре «великие книги»: «О христианском учении» (397-426 гг.); «Энхиридион: о вере, надежде и любви» (421 г.), который, по выражению Уорфильда, является «его самой серьезной попыткой систематизировать свои взгляды»; «О Троице» (395-420 гг.), в которой дается Троице самое четкое определение; и «Град Божий» (413-426 гг.), который отражает реакцию Августина на распад империи и его попытку показать смысл истории.

Продолжение и комментарии тут