Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

препод

Хорошо ли, что снижается число верующих?

Согласно недавним опросам, число считающих себя православными в стране неуклонно снижается, и большинство либо вовсе не отождествляет себя ни с какой религией, либо предпочитают быть «праздничными верующими», «христианами в душе» без обязательного посещения церковных собраний, соблюдения постов и праздников, а также детального исполнения заповедей – многим достаточно быть приличными, в целом, людьми, и не брать на себя серьезную ответственность. В том числе, все больше отдаляется от религии и молодежь.

В какой-то мере это объясняется с точки зрения идеологии – не секрет, что на смену идеям коммунизма пришел духовный вакуум, который пыталось заполнить христианство, причем не только православная его деноминация. С этим и связано то самое «постсоветское пробуждение», когда духовная жажда и возрождение церковной жизни часто сглаживало все недостатки церковной жизни. Религиозный пыл привел в церкви множество людей. Часть из них хотели приобщиться ко Христу. Другим было любопытно посмотреть на ранее запретное и неизведанное. Иные стремились решить какие-то свои личные проблемы. Постепенно, в глазах второй и третьей категории, Церковь начала «проигрывать» и «отставать» - появилось много дел, развлечений, религиозных течений, возможностей для досуга и светских форм социальной помощи. На смену церковности как неотъемлемой части культуры приходят светскость, идеология разнообразия истин, потребительство как основа жизни.

Вторая причина – многим Церковь и возвещаемая ею Благая Весть представляется как нечто устаревшее, неповоротливое и неактуальное. В глазах многих она уже неспособна «конкурировать» с современными психологическими концепциями, не может дать «ясные ответы» на политические вызовы, не вписывается в стремительно меняющееся общество, следующее за веяниями мод, не дает достаточно свободы в отношениях и мышлении. Современному человеку, если говорить в общем, сложно понять, как можно жить по законченной около 2000 лет назад Книге, зачем нужны какие-то там традиции, и все это воспринимается как давление, сдерживание прогресса и (откровенно говоря) пустая трата времени. Гораздо интереснее информационная сфера и яркие образы Интернет-пространства.

Соответственно, подобные тенденции, скорее всего, будут нарастать – отток из церквей поставит под сомнение необходимость строительства большого количества церковных зданий, а «скрепность» христианства для культуры постепенно покроется музейной пылью. Наверное, кому-то покажутся такие прогнозы печальными или чересчур пессимистичными, но подобные тенденции так или иначе наблюдаются по всему миру. Кроме того, очень часто всплеск религиозной активности происходит на переломе эпох, а не в относительно спокойные и более стабильные времена.

Итак, некогда чувствовавшая себя в относительной безопасности Церковь столкнется с новым вызовом – сохранением и преумножением в равнодушной и отчасти враждебной светской культуре. Тогда принадлежать собранию верующих будет не данью моде, не частью культурного кода, не уважением к верующим родителям, а исключительно личным выбором, который будет сделать непросто. «Надутая» Церковь будет мало-помалу «сдуваться» до своего реального размера, а присоединяться к ней будут более осознанно и глубоко. Вера станет вопросом посвящения и следования за Христом, а не частью традиции. Возможно, именно такая «очищенная» Церковь и станет источником пробуждения. И здесь, как ни странно, снижение числа называющих себя верующими может оказаться положительным моментом.

Специально для сайта "Возвращение к Богу"
препод

Гендерный баланс, этнические меньшинства и ЛГБТ-представители в научных публикациях

Издательство, публикующее научные журналы, прислало потенциальным авторам такую вот анкету.

image-05-03-21-02-50.jpeg

Пока все исключительно добровольно, данную часть бланка заполнять необязательно, а если заполнишь / проигнорируешь - то это якобы никак не повлияет на принятие или отклонение твоей публикации. Но сама тенденция интересная.

Среди так называемой "информации об инклюзивности (толерантности) и разнообразия" присутствуют следующие вопросы:

- задействован ли в исследовании в качестве примеров / образцов "гендерный баланс" (люди разных гендеров, которых уже десятки), а также представители разнообразных этнических групп?
- приглашены ли в качестве авторов люди из разных этносов, которые мало представлены (underrepresented) в научном сообществе?
- есть ли среди авторов хотя бы один, отождествляющий себя с ЛГБТ-сообществом?
- есть ли среди авторов лицо с ограниченными возможностями?
- ну и "вишенка на торте" - соблюден ли "гендерный баланс" при цитировании и в списке литературы (reference list)?

Пока (пока!) это все лишь для сбора информации, но куда "ветер дует", в принципе, ясно. С коллегами шутим, что в скором времени придется для публикации в иностранных журналах кому-то на время назваться представителем нетрадиционной ориентации или "угнетаемого меньшинства". Лицом с ограниченными возможностями в наше время тоже стать довольно просто - с нашими зарплатами возможности и так ограничены :) А вот как будут все это проверять - самый интересный вопрос.

PS. Sex balance in the selection of non-human objects? секс-баланс в выборе объектов "не-человеческого вида"? Нужно обязательно исследовать разнополых кошечек и собачек? 
препод

О популизме, проповеди, идеализации и нерукопожатности

Ждал, пока немного утихнут страсти...

Мне видится, что последние события вокруг известного оппозиционного деятеля (не хочу акцентировать внимание на его личности, тут не только о нем речь) и реакция некоторой части евангельских верующих (а также большой части так называемой "либеральной интеллигенции") показали несколько проблем:

Во-первых, склонность к популизму, когда на эмоциях мы готовы записать чуть ли не в "братьев", "верующих", "праведников" тех, кто пару раз процитировал Библию, что-то сказал о Боге или призвал к каким-то правильным вещам. Напомню, что Библию использовали в своих целях многие революционеры, некоторые из них сидели за собственные убеждения, а также выступали "за все хорошее против всего плохого". И к чему это все приводило? Про то, кто лучше всего (после Бога) знает Писание - и говорить не нужно. Тем более натянутыми, громкими и даже кощунственными выглядят сравнения того или иного политика со Христом, святыми прошлого, жаждущими истины и благочестия и т.д.

Второй вопрос - это отношение к проповеди. К сожалению, у нас под "проповедью" подчас понимается цитирование Библии, а затем как трамплин - собственные размышления, часто никак с ней не связанные. Между тем, настоящая библейская проповедь должна быть как минимум построена на толковании Писания (кто такие "блаженные жаждущие правды"? о какой "правде" идет речь? неужели речь о борьбе с коррупцией или об установлении некой "справедливой" власти?), а также быть христоцентричной - что толку говорить о правде, если нет упоминания о ее Источнике, о решении проблемы конфликта человека с Богом во Христе? Подобным отношением мы профанируем проповедь, сводим ее до набора лозунгов или политического манифеста.

Третья проблема - это идеализация того или иного человека, когда ради некоей высшей цели (борьбы за "свободу", "стабильность", "гласность" и т.д.) мы уже не так сильно заботимся о том, за кого выступаем, какова его репутация, программа, взгляды, поступки, единомышленники и так далее. Есть "кровавые палачи", виновные во всем, и "невинные жертвы", которым прощается практически все (либо из них лепят образ "благодетелей", либо "страдальцев", либо они просто "иногда перегибают палку" - но в любом случае, критиковать их ни в коем случае нельзя).

Наконец, четвертый вопрос - это набирающая популярность cancel culture (или ее производные, в том числе пресловутая "нерукопожатность"), когда несогласие по некоторым второстепенным вопросам, сомнения в чьей-то правоте или исключительности воспринимаются как аморальность, глупость или невежество. На пустом месте рвутся отношения. Подвергаются остракизму отдельные люди, а иногда и целые институты (мол, "все с вами понятно"). Потом, правда, оказывается, что споры не стоили и выеденного яйца, кумиры падают со своих пьедесталов, а для вечности все это не имело ни малейшего значения. Но разрушенное доверие восстановить уже чрезвычайно сложно, а подчас и совсем невозможно.
уже не я живу, но живет во мне Христос

С Рождеством Христовым!

Ялта_2020-10

Обычно в период рождественско-новогодних праздников или в «между-рождественское» время активизируется обсуждение двух вопросов: когда праздновать Рождество – по старому или новому стилю, 6-7 января или 24-25 декабря? Тут возникает «напряжение» - или праздновать «с большинством христианского мира» или отдать дань уважения традициям в своем народе, тем более верующие посланы свидетельствовать о чуде Рождения Спасителя, прежде всего, именно к ближним.

Второй вопрос – традиционная («зимняя») или «летне-осенняя» теория о времени Рождения Спасителя? Что есть наша дата празднования? Реальное указание на время событий Рождества или адаптация христианского праздника к традициям древних языческих народов, чтобы «для всех сделаться всем»? И если второе верно, то нужно ли вообще что-то отмечать?

Как минимум однажды христиане… сами себе запретили праздновать Рождество. Произошло это в штате Массачусетс в 1659-1681 годах, когда основатели Бостона пуритане посчитали, что подобное уподобление католикам (а также иным носителям «языческих суеверий») является «оскорблением Господа» и «нарушением покоя граждан». Непослушные карались штрафом в пять шиллингов.

Конечно, вряд ли сегодня есть много сторонников подобного подхода, но надо признать, что и, наоборот, празднуемое на уровне светского общества Рождество выродилось в еще один «красный день календаря», возможность совершить покупки, отдохнуть или, максимум, собраться вместе семьей. Массовая культура сводит Рождество к украшениям, добрым фильмам, веселым песням, подаркам и скидкам в магазинах. Миру интереснее текущая политическая и экономическая повестка, заботы о собственном здоровье. Мало кто обращается к «Начальнику жизни».



Как и когда праздновать – это всегда остается на усмотрение конкретной Церкви, деноминации и отдельных людей. Но неизменным остается смысл Рождества. Можно много говорить о волхвах и нечестии Ирода, пастухах, Марии и Иосифе, обстоятельствах правления Императора Августа и правителя Сирии Квириния, но суть Божьего замысла и причины рождения Христа очень ясно и кратко отражены в воззвании ангельского небесного воинства:

«…слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» (Луки 2:14)

Прежде всего, Христос пришел прославить Бога! «Слава Богу в вышних» явилась в чудных событиях – явлении Ангелов, непорочном зачатии, точном исполнении пророчеств. Наконец, само Боговоплощение – Господь в вышних стал так близок и понятен нам, Он ходил среди нас и отдал Себя за нас. Люди хорошо говорят о тех начальствующих, которые «выходят в народ», общаются с простыми гражданами и прислушиваются к ним, не ограничиваясь только пребыванием среди элит. Не то же самое ли сделал Бог, в высшей степени, оставив славу небес и спустившись в мир – при этом зная, что Он будет в нем как агнец среди волков, а однажды останется без всякой охраны и даже самых близких?

Далее, в Рождестве Христос приносит на землю мир от Бога - не только Весть о примирении враждующему с Ним человечеству, не только Сам становится своего рода парламентером и переговорщиком, но готов пойти на величайшую уступку – отдать Себя в Жертву ради обретения этого мира. Мир с Богом – это не записанный на бумаге договор или вынужденная капитуляция «сквозь сжатые зубы». Это мир не только юридический, но и органический – охватывающий всю природу человека. Он не зависит от обстоятельств, сходит свыше и основан на Божьем примирении с верующими.

Наконец, Рождество показывает великое Господне «благоволение» (буквально – доброе намерение, расположение, желание добра) к людям. Это благо Того, Кто дает все необходимое для существования, и гораздо больше, сверх меры. Добро Того, Кто спасает нас на протяжении истории и не позволяет окончательно скатиться в хаос. Почему? Потому что не в огромных и обширных галактиках, не в прекрасных творениях животного и растительного мира, и даже не в святых Ангелах Бог видит Свой образ и подобие. А в нас, грешных людях, даже вопреки нашим порокам. Вот почему Ангелы, лишенные зависти и соперничества с нами, так радуются и славословят Бога.

Поэтому на Рождество очень важно не просто вспомнить еще раз историю о пришествии в мир чудесного Младенца, «Который есть Христос Господь» (Луки 2:11). Это возможность, несмотря на пандемию и учитывая ограничения, увидеть тот самый образ Божий в ближнем, восполнить его нужды, разделить с ним общение и радость праздника.

С Рождеством!

Ибо младенец родился нам - Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира (Ис. 9:6).

Специально для сайта "Возвращение к Богу"
препод

О религиозном экстремизме

Лучший способ справиться с религиозным экстремизмом - это (помимо чисто оперативной работы правоохранительных органов) апеллировать к здоровой части религиозного сообщества, чтобы они не становились питательной средой для разного рода радикалов и фундаменталистов, а сами внутри себя отторгали экстремизм. Религиозное сообщество должно чувствовать себя полноправными гражданами в той или иной стране. Оскорбления их веры, разжигание розни по религиозному признаку через СМИ, издания, карикатуры, телепередачи, трансляции, заявления политиков и так далее - это и контрпродуктивно (настраивает людей друг против друга), и некультурно, если уж они уже живут здесь и являются гражданами или жителями. Бороться нужно в равной степени и с терроризмом, и с насилием, но и с оскорблением по религиозным признакам, с разжиганием розни. Свобода слова - это свобода обсуждения, критики, несогласия, но никак не кощунства и глумления над самой сутью веры людей. Именно поэтому в странах, самых демократических, и есть определенные ограничения в этой сфере. Чтобы не давать повода ищущим повода. При этом логика "а не надо обижаться" работает, как мы видим, только в теории - обижаются все и вся, причем не только и не столько за себя. И святыни есть так или иначе у всех.      
препод

Святее Папы Римского

"Гомосексуалы имеют право на семью. Они чада Божьи и имеют право на семью. Никто не должен быть отвержен или страдать из-за этого. Нужно создать закон о гражданском союзе. Тогда они будут находиться под юридической защитой. Я выступал за это" - Папа Римский Франциск. Источник

Свою позицию и христианский взгляд уже высказывал здесь.

Согласен, что представителей секс-меньшинств не надо гнобить, преследовать по закону за их образ жизни, относиться к ним с ненавистью, специально как-то дискриминировать - это и не по-христиански, противоречит данному Богом праву на выбор (в том числе и не в пользу Него), а людей еще больше отпугнет и от веры, и от нормальных отношений. Также я отчасти солидарен, что у людей должно быть право, без обязательной привязки к полу и сексуальным отношениям, заключать какие-то юридические союзы - сродни чисто дружеским, но оформленные официально, если возникают какие-то проблемы (к примеру, доступ в больницу для людей, которые не являются родственниками и т.д.). Над этим можно подумать.

Я против, во-первых, пропаганды подобного образа жизни среди детей как чего-то нормального, альтернативного. Также я против того, чтобы нивелировалась уникальность семьи и брака как союза одного мужчины и одной женщины - соответственно, только семьи могут усыновлять детей или опекать их.

Кроме того, подобные заявления из уст служителя самой де-факто большой единой христианской деноминации посылают ложный сигнал (даже если написанная позиция католиков формально и не изменилась). Ясно, то человеческое достоинство не надо унижать. Но грех есть грех, семья - это семья, а брак - есть брак. В христианстве есть четкое понимание по этим вопросам и ясное учение. С этого необходимо начинать, и этим заканчивать свои выступления, а то возникают обоснованные проблемы. Будем надеяться, что последуют разъяснения - на этот раз, в более библейском ключе.

PS Заголовок записи - просто для привлечения внимания.
препод

Зачем мятутся народы

Сегодня в мире можно увидеть два разнонаправленных процесса.

С одной стороны, мы наблюдаем, как государства и правители приобретают все больше власти, концентрируют ее в своих руках и стремятся к контролю – через средства массовой информации, массовые мероприятия, электронные средства слежения, очернение или даже преследование политических оппонентов. Контроль дает не только власть и деньги, но и предоставляет возможность относительного порядка. И не поспоришь: если на улицах стреляют, а на столе нечего есть, то уже не так важны свобода, достоинство и плюрализм – лишь бы выжить. Для большинства людей базовые потребности (еда, отдых, средства к существованию и безопасность) гораздо важнее, чем все другое, и в этом сложно их винить. Поэтому все так или иначе признают, что без власти никуда - она лучше «хорошего» бандита. Но так не хочется жить в тюрьме, даже если там готовят макароны – вспоминается знаменитая сцена из «Джентльменов удачи»…

Другой процесс – это пробуждение масс. Недовольство результатами выборов и подозрение в их фальсификации. Расовые и этнические проблемы. Социальные катастрофы – все это бросает людей на баррикады, столкновение с полицией или, как минимум, выражение активного недовольства в публичном пространстве социальных сетей. Мирные протесты быстро переходят в немирное противостояние, грозящее либо жесткими мерами против протестующих, либо сломом государства. Второй вариант сулит надежду на перемены, демократические преобразования, где «рулить» будут знакомые лица из Интернета. Правда, через некоторое время выясняется, что бунтарей-романтиков подвинули, а на смену им пришли прагматики, а то и новые диктаторы. И очень хорошо, если смена власти не приведет к войне и переделу собственности – иначе, люди будут десятилетиями вспоминать о прошлом как о «золотом веке».

В этой ситуации Церковь находится как бы между двух огней. Стремясь ввысь, но обладая и земным измерением, она неизбежно будет пытаться налаживать контакты с властями, стараться исполнить требования закона (не всегда адекватные) к религиозным организациям, церковным зданиям и так далее. При этом молиться за власти и проводить жизнь «тихую и безмятежную», даже в условиях все более прохладного и равнодушного отношения к религии в глубоко постхристианском обществе.

Кроме того, на изломе эпох и на резких поворотах истории Церковь имеет искушение все более втянуться в политическую борьбу и стать де-факто разменной монетой в игре на общественных настроениях (особенно если она еще имеет какой-никакой вес в обществе) – делается это, опять же, под благовидными предлогами: вы должны реагировать на неправедность властей, утверждать «правду», и с такими доводами трудно спорить. Правда, подчас интересна Церковь протестующим только как поддерживающая их сила, ни в коем случае не вразумляющая и не предупреждающая. Они слушают ее до тех пор, пока это не противоречит их политическим ценностям и задачам.

И вот именно в такой ситуации Церковь как никогда должна быть собою – не просто пассивно реагируя на окружающую действительность, но создавая новую реальность и даже новое общество. Властям Церковь говорит о лежащей на них великой ответственности и грядущем отчете (кому много дано – с того много и спросится). Обществу – о необходимости взаимоуважения, мирного отстаивания своих прав и других добродетелях. Но даже правильные призывы – это не главное, потому что их могли бы сделать просто нравственные люди или те же политики. Главное – это живое и ощутимое присутствие Бога среди Его Церкви: в учении, праведной жизни, добрых делах, помощи окружающим и, наконец, просто в том, что она (вернее, Господь через нее) меняет жизни людей. Мне нравится известное высказывание о том, что бесполезно ругать тьму, нужно зажечь хотя бы одну свечу – и христиане могут зажечь миллионы светильников.

Мы много можем критиковать политиков, власти, общество или журналистов – справедливо или не очень, с библейских или личных позиций. Однако Христос пришел в мир не чтобы осудить его, но спасти уверовавших – в этом фокус Его служения. Ему было что сказать про всех, и Он вполне мог стать двигателем масс, призвав их на баррикады против Римской оккупации – но Спаситель намеренно избегал подобного исхода и уклонялся от земного царства. Вопреки заявлениям некоторых современных богословов, Иисус не делал политических заявлений, и Царство Его не от мира сего. Разумеется, однажды Он установит Царство во всей полноте (в том числе, и в политическом смысле) – но для этого нам нужно дождаться Второго Пришествия.

А пока мы приходим в мир, течение которого, в целом, неспособны изменить – он отдан под временную власть известно кого. Мы не можем установить везде христианский порядок и совершенную справедливость – история показала, что подобные попытки потерпели крах и результатом стало то самое постхристианское сознание. Порядок и справедливость установить бы среди нас и вокруг нас, показав тем самым пример. Тогда и «нас», возможно, будет больше. А значит, будет и влияние на мир, который хоть на мгновение станет чуть менее безумным.

Специально для сайта миссии "Возвращение к Богу"